Стас Волязловский: Я никогда не стремился свалить из Херсона

Стас Волязловский: Я никогда не стремился свалить из Херсона
5 июня

В мае 2019 года архив Стаса Волязловского был «передан» в частную коллекцию семьи Гриневых. Всё наследие Стасевича уехало в Киев. Текстиль, графика, мегабайты фото, текстов и видео. В Херсоне осталась только могила.

Может быть это и не такое важное событие. Не Малевича же архив передан, а только лауреата премии имени Малевича. Для Киева это, наверное, не очень важное приобретение, а вот для Херсона - это потеря значительная. Для Херсона в целом, для художественного сообщества, для друзей Стаса.

В каком-то смысле это закономерно. Херсон не смог предложить «золотой рамы» для работ Волязловского. Город небогатый, мало спецов, мало людей, готовых тратить на это много своего времени и денег. За полтора года после смерти Стаса так и не были окончательно оформлены документы, не решены авторские права, вопросы наследства. Гринёвы возможно уладят всё быстро и качественно. Возможно работы Стаса будут хорошо храниться, и больше людей их тоже, возможно, увидит. Возможно будет больше выставок и будет издан альбом Волязловского. Но всё равно остаётся металлический привкус во рту от произошедшего. Стас должен был остаться в своём родном городе. Потому что Херсон для Стаса - это и место рождения его как физического тела, и как уникального художника, и источник вечного его наслаждения. Херсон всегда был полноправным соавтором Стасевича. «Kherson city of the future and contemporaneity!!!!!!!!», - так говорил Волязловский.

«Я привык рисовать в своей херсонской хрущевской квартире и смотреть с балкона, как херсонские алкаши падают от жары. Мне нужен материал для творчества. В Херсоне он есть. И еще надолго хватит, по-моему». Из интервью журналу «ШО» (№5-6, 2012).


Работы Стаса изобилуют цитатами из повседневной херсонской жизни. «Любовь - это чаша с ядом, покрытая шоколадом» - это фраза с обрисованной парты Херсонского индустриального института, перешедшая на Стасову простыню. «Береги слова к старости, а хуй не щади» - все мы знаем откуда это крылатое выражение взялось у Волязловского. «НЛО над Херсоном» и прочая, прочая, прочая. «Так как город, где я живу начинается на «хер-», объявил себя отцом украинского пенис-арта» - это из интервью с Сергеем Братковым в 2008 г.

Если убрать образность, то Стас Волязловский - это и есть концентрированный Херарт. Вся херсонская арт-тусовка. Масса херсонцев были его соавторами. Юлия Волязловская, Максим Афанасьев, Семен Храмцов, группа «Тотем» - этими именами со-подписаны целый ряд работ Стаса. А еще десятки актёров его видео, людей, которые пришли в работы Стаса со своими личными мыслями и текстами, модели, типажи, народ, который подгонял тряпки для текстиля, просто собеседники. И всё это тоже скопом передано в Киев. В город, в котором Стас много раз мог бы остаться, но не остался.

«Я никогда не стремился свалить из Херсона...» (ШО, №1-2 2008). А архив свалил. Попал к коллекционерам которые никаким образом не связаны ни со Стасом, ни с Херартом, ни с Херсоном.

Как-то всё это напоминает колониальную политику двухсотлетней давности. Вывезти из «отсталых» провинций их культурное достояние в столицу метрополии.

Это как отодрать от Парфенона фриз и перевезти его в Британский музей. Так музей хоть государственный, а тут вообще частная коллекция. К чему этот текст? Лишь для того, чтобы напомнить, что ХХI век и демократия ничего не меняют. Логика остаётся той же. И херсонской арт-тусовке надо думать уже не только о том, чтобы вернуть утраченное, но и о том, как сохранить нашего Стасевича в Херсоне другими способами. Проектами, созданием программы его имени, арт-объектами в городской среде, оцифровкой, проведением фестиваля. Надо думать. И не забывать.

Новости по теме
Комментарии (0)

Новости

шипшина